РОСпокровительство

Ирина Голосная. Фото: РИА Новости

Случилось невероятное: первый зампрокурора Москвы Олег Манаков вынес постановление, которым признал незаконным возбуждение уголовного дела в отношении сотрудников Росалкогольрегулирования (РАР).

События развивались стремительно. 20 ноября в управлении РАР по Центральному федеральному округу (ЦФО) прошли обыски. В этот же день были задержаны пятеро сотрудников ведомства, регулирующего алкогольный рынок страны, среди которых оказались замруководителя РАР Ирина Голосная и исполняющий обязанности руководителя РАР по ЦФО Сергей Пальцев.

25 ноября Пресненский суд Москвы отправил Голосную в СИЗО.

Но уже 26 ноября Мосгорсуд рассмотрел апелляционную жалобу адвокатов чиновницы и освободил ее из-под стражи в связи с отменой постановления о возбуждении уголовного дела.

Представитель столичной прокуратуры Людмила Нефедова заявила, что уголовное дело в отношении Голосной было возбуждено с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства, допущенным следствием.

Казалось бы, можно порадоваться за Ирину Голосную, в отношении которой прокуратура Москвы проявила невиданную расторопность и принципиальность, внезапно озаботившись правовой безупречностью самой процедуры возбуждения уголовного дела и обнаружив отклонения от норм УПК. (В уголовных делах против фигурантов «московского дела» столичная прокуратура в упор не видит заметно более серьезных нестыковок. — Ред.)

Но радоваться за Голосную у меня нет желания, и вот почему.

Дело в том, что все материалы уголовного дела в отношении замруководителя РАР Ирины Голосной были в распоряжении прокуратуры Москвы уже 21 ноября.

И ведомство не увидело нарушений УПК, а в ходе избрания меры пресечения представитель прокуратуры не потребовал немедленно освободить чиновницу.

Но в ночь с 25 на 26 ноября произошли настолько серьезные события, что прокурор Москвы Олег Денисов истребовал материалы уголовного дела и изучил их лично.

Что могло произойти вечером 25 ноября? Если знать подоплеку этого дела, то можно предположить, что Олегу Денисову мог позвонить Аркадий Ротенберг — миллиардер и друг президента РФ. У меня есть основания для такого предположения, потому что именно Ротенберг может быть заинтересован в том, чтобы Ирина Голосная была освобождена из-под стражи и даже покинула Россию. Как это сделал в свое время бывший глава Росалкогольрегулирования Игорь Чуян.

Дело в том, что Ирина Голосная, по всей видимости, могла поставить в известность «заинтересованные лица», что в тюремной камере молчать не будет и расскажет все, что знает об особенностях теневого алкогольного рынка России, и в чьих интересах Игорь Чуян реализовывал мутные схемы. Чуян, предусмотрительно покинувший Россию, тоже, видимо, мог предупредить, что в случае экстрадиции в Россию молчать не будет.

Вот на этом «пересечении линий» и всплывает фамилия Аркадия Ротенберга, которого еще пять лет назад, в 2014 году, «Медуза» назвала одним из самых заметных игроков алкогольного рынка, контролирующим, например, завод «Кристалл» и разлив водки «Путинка». Самое удивительное в невероятной истории возбуждения и прекращения уголовного преследования Ирины Голосной то, что уголовное дело находится в производстве главного управления по расследованию особо важных дел СКР, а отменила постановление о возбуждении дела не Генеральная прокуратура, а прокуратура Москвы. Конечно, она имеет на это право. Но раньше ничего подобного не было.

Между тем и в СКР, и в Московском управление ФСБ, которое ведет оперативное сопровождение уголовного дела, не намерены отступать.

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...