Аалы Уманкулов: Мы яркий пример политики, проводимой «Нацбанком»

Национальный банк Кыргызской Республики дал «Бакай Банку» разрешение на присоединение «БТА Банка». Это значит, что в скором времени вместо двух банков на рынке появится крупный игрок под брендом «Бакай Банка». Председатель правления «БТА Банка» Аалы Уманкулов рассказал Kaktus.media о том, как проходит это редкое для Кыргызстана экономическое явление.

— На каком этапе сейчас находится присоединение банков?

Процесс присоединения начался с подачи решения в Национальный банк КР на покупку акций. Нацбанк дал нам разрешение, после чего мы оформили сделку по приобретению акций и подали документы для получения разрешения на объединение. Буквально на днях мы получили одобрение Нацбанка. Все это время организационная группа, состоящая из сотрудников двух банков, усиленно работала над подготовкой документов, необходимых в Национальный банк. Был подготовлен бизнес-план по объединению, обоснование и видение будущего объединенного банка, его показатели, балансы, дорожная карта.

Мы также предоставили в Нацбанк стресс-тесты с отработанными негативными сценариями объединения. Более того, Нацбанк провел проверку обоих банках. После всестороннего изучения этого вопроса он был вынесен на заседание правления НБКР и одобрен. Последний этап присоединения – перерегистрация «Бакай Банка» в Министерстве юстиции, которая ожидается в первом полугодии 2020 года.

Мы сейчас принимаем участие в очень интересных процессах, участвовать в которых – уже счастье. На нашем рынке такие процессы – это редкость.

— С какими сложностями или проблемами вы столкнулись?

Самое важное сегодня для нас – это работа с людьми. «Бакай» и «БТА» – похожие организации, но внутренняя структура у банков абсолютно разная. Разные бизнес-процессы, разное понимание бизнеса, разные взгляды, люди разные, истории разные. Самое сложное здесь – это объединять людей. Баланс, цифры, системы компьютерные можно объединить, а вот самое сложное – это сплачивать людей, строить единую команду.

— Что вы для этого делаете?

Мы сейчас усиленно работаем над построением команды внутри двух банков, вырабатываем совместно с сотрудниками ценности, видение, цели и задачи объединённого банка. Недавно мы наняли HR-директора и отдельную команду, которые начали работать в этом направлении. HR-директора раньше не было в структуре ни «Бакая», ни «БТА».

— Вы упомянули, что «БТА» и «Бакай» различаются. Какой «БТА» и какой «Бакай»?

«БТА Банк» до того момента, как его купил «Бакай Банк», был частью большого казахстанского холдинга. В прошлом он был «Эридан Банком», в котором я работал и начинал свою карьеру в 1997 году, далее он стал «Инэксим Банком».

«Бакай» особо не менялся и всегда был нацелен на помощь малому и среднему бизнесу, хотя здесь также очень много отделений. У банков разные взгляды на организационную структуру, штатное расписание. Бизнес-процессы построены по-разному. «Бакай» более компактный, решения здесь принимаются быстро.

При этом по размеру банки примерно одинаковые: по активам у «БТА» – 9 миллиардов, а у «Бакая» – 7,5 миллиардов сомов. Капитал у «БТА» в три раза больше, чем у «Бакая». У каждого банка есть свой клиент, свой сегмент. Но чем крупнее банк, тем он надежнее, устойчивее, меньше подвержен рискам, тем больше у него запаса прочности и возможностей для инвестирования.

— Есть ли опасения у клиентов в связи с объединением?

Особых опасений не было. Клиенты достаточно спокойно отреагировали. Мы не заметили никакой паники, и сейчас ситуация очень стабильная. Наоборот, мы уже работаем над расширением базы клиентов. Мы никаких оттоков в балансе не увидели, остатки на счетах не снизились, объем депозитов тоже. Все проходит достаточно спокойно.

— А сотрудники?

Сотрудники интересуются изменениями, мы работаем с ними. У нас не планируется никаких массовых закрытий филиалов. С самого первого дня мы говорили, что банки, как работали, так и будут работать, в том же режиме. Даже в тех населенных пунктах, где есть два филиала, мы ничего не собираемся закрывать.

— Планы банка станут амбициознее после объединения?

Однозначно, планы стали амбициознее. Мы получили огромный уникальный опыт по объединению двух банков, в результате которого сформировалась суперпрофессиональная команда, которая может не только управлять, но еще и объединять банки. Есть большие задумки, хорошие проекты, все находится в разработке. Планы касаются всех сфер нашей деятельности: кредитования и обслуживания клиентов.

У нас в структуре появился креативный директор, которого раньше не было, в задачи которого входит разработка креативных инновационных проектов, развитие дистанционного обслуживания.

Банковское обслуживание сейчас уходит в телефон, в планшет, в мобильное приложение. Даже мобильное приложение – уже в прошлом, потому что банковское обслуживание уходит в мессенджеры. В мире раньше существовало более 5 тысяч банковских услуг, сейчас с развитием финтеха их становится еще больше. У нас огромное поле для развития банковской системы. Кредитный портфель кыргызстанских банков составляет очень низкий процент в ВВП страны по сравнению с развитыми странами, поэтому системе в целом есть куда расти.

— Как воспринимают другие банки ваше объединение?

Я думаю, профессиональному сообществу очень интересно наблюдать за этим процессом в том числе и потому, что политика Нацбанка направлена на консолидацию банков через повышение требования к капиталу. Банкам с маленьким капиталом все сложнее соответствовать этому требованию, поэтому это подталкивает их к укрупнению, объединению. Только в этом году на один коммерческий банк стало меньше из-за требований Нацбанка. А наше решение укрупниться – яркий живой пример политики, проводимой Нацбанком.

Источник: kaktus.media

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...